Право и экономика


ПРАВО И ЭКОНОМИКА


Л. АЛИМБЕК,

соискатель кафедры уголовного права Казахстанского ГЮУ


ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


В теории уголовного права есть разные определения экономической преступности. Эту группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действие или бездействие), которые совершаются должностным лицом с использованием своего служебного положения. Они противоречат интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления Республики Казахстан, законным интересам предпринимателей, причиняют существенный вред развитию экономики страны и нормальной деятельности органов государственной власти либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда.

В ходе недавно прошедшей реформы уголовного законодательства наибольшим изменениям подверглись нормы УК об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности, что вполне объяснимо. Переход страны к рыночной многоукладной экономике, развитие предпринимательства, поощрение конкуренции, расширение внешней торговли объективно сделали необходимым принципиальный пересмотр законов о так называемых хозяйственных преступлениях, принятых еще в период тотального контроля государства над всей экономической деятельностью. Действовавший в то время Уголовный кодекс Казахской ССР называл в качестве преступных целый ряд деяний, противоречивших принципам социалистической экономики: частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество, спекуляцию, приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов, выпуск недоброкачественной продукции и т.п. Новая экономическая ситуация настоятельно требовала установления уголовной ответственности за целый ряд общественно опасных деяний, нарушающих основы экономической деятельности. Речь идет о проявлении монополизма и ограничении конкуренции, различных нарушениях в сфере кредита и банковской деятельности, уклонении от уплаты налогов и таможенных платежей, злоупотреблениях при эмиссии ценных бумаг, нарушениях коммерческой или банковской тайны и многих других преступлениях.

В результаты проведения реформы уголовного законодательства круг деяний в сфере экономической деятельности, которые признаются преступными и уголовно наказуемыми, изменен радикальным образом. При этом были декриминализированы некоторые деяния, считавшиеся до последнего времени преступлениями. В то же время сформулированы новые составы преступлений. Так, действующий в настоящее время Уголовный кодекс Республики Казахстан 1997 г. не признает в качестве преступных нарушение правил торговли, спекуляцию и целый ряд других деяний, признававшихся в ранее действовавшем УК уголовно наказуемыми. Общественная опасность подобных деяний в современных экономических условиях либо утрачена, либо снижена до уровня административного правонарушения. В то же время изменения в характере экономических отношений породили новые виды общественно опасного экономического поведения, что потребовало установления новых уголовно-правовых запретов (проявление недобросовестной конкуренции, обманные действия по отношению к кредиторам, заведомо ложное банкротство, различные махинации с ценными бумагами и др.).

Ученые зарубежных стран давно выделяют в отдельную группу преступления, связанные с бизнесом, предпринимательством, финансовыми и банковскими операциями, – «беловоротничковая преступность». Такие преступления совершают, как правило, менеджеры среднего и высшего звеньев, крупные государственные чиновники, носящие белые сорочки, шелковые воротнички, работающие в крупных компаниях, богатых офисах и апартаментах. Этот термин оказался настолько удачным, что прочно вошел во все учебники, энциклопедии и словари. Преступления «белых воротничков» приводят к наибольшим экономическим потерям. Под «беловоротничковой» преступностью принято понимать нарушение уголовного закона, совершенное лицами или группами лиц в процессе профессиональной финансовой, банковской, налоговой и иной экономической и хозяйственной деятельности. К таким преступлениям ученые зарубежных стран относят мошенничество и обман в законном бизнесе, взяточничество и коррупцию среди государственных служащих, тайные монопольные сделки, нарушение врачами законодательства о наркотиках и др.1

Экономическая преступность как самостоятельное понятие появилось в криминологии во времена существования СССР, т.е. сравнительно недавно. В 70–80-е годы хищения социалистического имущества, совершаемые различными способами, как основной вид экономических преступлений включались в единую группу корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Сюда входили посягательства на личное имущество с целью паразитического обогащения2; преступления против социалистической собственности, совершаемые с использованием служебного положения, были выделены в самостоятельный вид преступного поведения3. Такой подход оправдывался исключительным положением государственной собственности в системе производственных отношений в СССР. Переход к многоукладной экономике на основе равенства всех форм собственности, в том числе частной, видоизменил не только социальный портрет лиц, совершающих хищения и другие корыстные преступления, но и структуру их противоправных деяний.

Понятие «экономическая преступность» в последнее время широко распространено, но толкование этого понятия и его соотношение с понятиями «преступления в сфере экономической деятельности», «хозяйственные преступления» различными авторами понимается далеко не однозначно. Некоторые авторы указанную группу преступлений до сих пор называют хозяйственными преступлениями4.

Н.А. Лопашенко предлагает рассматривать преступление в сфере экономической деятельности как «деяние, при совершении которого его субъект преследует незаконные экономические интересы, в том числе интересы корыстные, либо стремится причинить вред законным экономическим интересам государства, общества, хозяйствующим субъектам или частным лицам»5. Из данного определения видно, что его автор в качестве альтернативного признака указанной группы преступлений признает наличие корыстной мотивации. Корыстная мотивация обосновывается тем, что совершение указанных преступлений в подавляющем большинстве случаев экономически выгодна субъекту. Последний получает от преступления имущественную выгоду в виде незаконного увеличения собственных материальных ценностей либо незаконного его неуменьшения, а также иной материальный достаток в виде, например, получения льготных кредитов, заключения сулящих высокую прибыль контрактов, привлечения инвестиций6. «В отдельных ситуациях, – указывает Н.А. Лопашенко, – экономическая мотивация может быть и не связана с получением материальной выгоды, но определяется сферой совершения преступления – экономической деятельностью и сознательным нарушением законных экономических интересов государства, общества, хозяйствующих субъектов, частных лиц»7.

Т.В. Пинкевич считает, что «экономическая преступность – это общественно опасное, сложное системное, многогранное, социальное, уголовно-правовое явление, обусловленное особенностями социальной среды, характеризующееся наличием устойчивых преступных связей, возникающих в процессе экономической деятельности между субъектами экономических отношений, имеющих корыстную или иную личную заинтересованность в получении противоправной экономической выгоды»8.

По мнению В.М. Эсипова, «под экономической преступностью понимается экономическая деятельность, осуществляемая в сфере производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг криминальными методами. Это особый вид экономических отношений, выражающийся в криминальных формах»9. В.Д. Пахомов, П.Г. Пономарев и А.Н. Чеботарев считают, что под экономической преступностью надо понимать совокупность корыстных посягательств на используемую для хозяйственной деятельности собственность, установленный порядок управления экономическими процессами и экономические права граждан со стороны лиц, выполняющих определенные функции в системе экономических отношений10. С.В. Максимов дает определение преступности в сфере экономики применительно к действующему УК Российской Федерации как совокупности «уголовно наказуемых деяний, а также лиц, их совершивших, непосредственно посягающих на общественные отношения владения, пользования и распоряжения имуществом, а также производства, обмена, распределения и потребления товаров и услуг»11.

Из приведенных определений видно, что в юридической литературе существуют разные определения экономической преступности. Этот вид преступности обладает особым, характерным для нее признаком, который заключается в том, что ущерб, наносимый ею, сказывается на товарно-денежных отношениях.

Указанные преступления совершаются в сфере экономической деятельности. Экономика – это искусство вести хозяйство. Поэтому не случайно длительное время в уголовном законодательстве нашей страны, в частности в УК Каз. ССР 1959 г., нормы об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности находились в главе «Хозяйственные преступления». Сфера экономической деятельности – это общественные отношения, обеспечивающие производство, обмен, распределение и потребление товаров и услуг.

В современных условиях сфера экономической деятельности как объект преступного посягательства имеет следующие особенности:

- в ней сосредоточены значительные материальные ценности;

- она обладает широким спектром экономического воздействия (а в некоторых случаях и экономического диктата) на деятельность хозяйствующих субъектов и целых сфер экономики;

- по сравнению с остальными секторами экономики она имеет непропорционально высокую норму прибыли;

- в ней происходит основной оборот легализируемых средств криминальных сообществ;

- в процессе становления рыночных отношений сфера экономической деятельности оказалась недостаточно контролируемой государством и в правовом отношении не защищенной от преступных посягательств.

Несомненно, указанные характеристики повлияли на резкий рост преступлений в сфере экономической деятельности, в том числе на исследуемую нами группу преступлений. Изучение работ таких ученых, как Б.В. Волженкин, А.И. Гуров, А.И. Долгова, С.В. Дьяков, И.И. Карпец, В.Д. Малков, Э.Ф. Побегайло, В.С. Овчинский, П.С. Яни, привело нас к выводу, что коррупция, организованная и профессиональная преступная деятельность и преступления в сфере экономической деятельности – тесно взаимосвязанные формы преступной деятельности. Использование таких мер, как подкуп должностных лиц в процессе решения своих вопросов, устранение конкурентов с использованием полномочий должностных лиц, стали распространенными явлениями. Поскольку указанное обстоятельство является предметом отдельных исследований, мы специально не рассматривали вопросов проявления коррупционной деятельности в сфере экономической деятельности и ограничились только рассмотрением их взаимосвязи с преступлениями в сфере экономической деятельности.

В целом соглашаясь с приведенными определениями экономической преступности, хотелось бы отметить, что она может не ограничиваться непосредственно экономической деятельностью, например, при изготовлении поддельных денег, контрабанде, совершении компьютерных преступлений и в некоторых других случаях. В то же время все преступления, ответственность за которые предусмотрена нормами, включенными в гл. 7 УК, называются преступлениями в сфере экономической деятельности и обладают рядом специфических признаков:

1. Совершаются в рамках экономических отношений лицом, которое действует в своих экономических интересах, противоречащих законодательству (например, при незаконном предпринимательстве, незаконном получении кредита, лжепредпринимательстве, заведомо ложном банкротстве и т.п.).

2. В результате их совершения нарушаются законные экономические интересы субъектов экономической деятельности.

3. Совершаются они вне связи с легитимной экономикой, под влиянием корыстной, собственнической мотивации, с нарушением установленных уголовно-правовых запретов на подобное экономическое поведение (например, при легализации преступных доходов, фальшивомонетничестве, контрабанде).

4. Для большинства указанных преступлений характерен высокий уровень латентности.

5. Данная группа преступлений тесно связана с коррупцией, организованной и профессиональной преступной деятельностью.

В настоящее время в Казахстане, в период строительства цивилизованного общества с развитой экономикой и становлением демократического правового государства, важная роль принадлежит органам государственной службы, а также органам местного самоуправления. Должностные лица должны по своим функциональным обязанностям способствовать развитию экономики, заниматься организацией всей экономической жизни нашей страны, так как от этого зависит решение социальных вопросов: обеспечение населения работой, товарами, услугами. Заработная плата государственных служащих также слагается от налогов, которые будут поступать в бюджет государства от организации производственной деятельности. Должностные преступления в сфере экономической деятельности препятствуют развитию предпринимательства, в целом экономики, тем самым причиняют огромный вред нашему государству, подрывая его экономическую безопасность. В связи с этим особенно опасны и недопустимы преступные деяния работников органов государственной службы. По указанным причинам в действующем Уголовном Кодексе 1997 г. преступные деяния, совершаемые должностными лицами, отнесены к гл. 13 и названы «Коррупционные и иные преступления против интересов государственной службы и государственного управления». В ранее действовавшем УК Казахской ССР 1959 г. аналогичная глава называлась «Должностные преступления».

Ретроспективный анализ советского уголовного законодательства свидетельствует о том, что должностные преступления имели довольно широкое распространение в первые годы развития советского государства. В Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. ответственность за должностные (служебные) преступления была предусмотрена нормами главы второй, которая была расположена вслед за главой УК об ответственности за государственные преступления, т.е. рассматривались как наиболее опасные преступления. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г., вступивший в силу 1 января 1927 г., сохранил редакции норм об ответственности за должностные преступления почти без изменений, установив ответственность за них в главе третьей Особенной части, расположенной вслед за главой «Иные преступления против порядка управления»12.

Законодательные акты первых лет Советской власти содержат указания на отдельные виды должностных преступлений, как правило, без определения признаков их составов. Многое для уяснения понятия должностного преступления по уголовному праву того времени дает декрет СНК от 8 мая 1918 г. «О взяточничестве», определивший субъект этого преступления и предусматривавший основные признаки состава, а также квалифицирующие обстоятельства. Декрет проводил различие между должностными лицами и прочими служащими, что сохранило свое принципиальное значение и в настоящее время13.

Система должностных преступлений в Уголовном кодексе Казахской ССР 1959 г. во многом основывалась на ранее действовавшем советском законодательстве, нормы об ответственности за эти преступления были помещены в главе седьмой после главы УК, где были расположены нормы об ответственности за хозяйственные преступления. В то же время она подверглась немалым изменениям по сравнению со старым уголовным законодательством. Так, в определении понятия «должностное лицо» акцент был сделан на функции представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, а не на место его работы. Некоторые составы должностных преступлений в советском законодательстве имели специальные признаки и были помещены в иных главах Особенной части УК.

Должностные преступления в сфере экономической деятельности являются составной частью преступлений в сфере экономической деятельности и относятся к экономической преступности. В то же время они по признаку специального субъекта обладают признаками коррупционных преступлений. Поэтому в число коррупционных вошли должностные преступления в сфере экономической деятельности, ответственность за которые предусмотрена ст. 192 (ч. 2, п. «в»), ст. 193 (ч. 3, п. «а») и ст. 209 УК (ч. 3, п. «а»).

Эту группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действие или бездействие), которые совершаются должностным лицом с использованием своего служебного положения. Они противоречат интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления Республики Казахстан, законным интересам предпринимателей, причиняют существенный вред развитию экономики страны, а также нормальной деятельности органов государственной власти либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда.

Рассматриваемые преступления отличаются от других преступных посягательств в сфере экономической деятельности рядом специфических признаков:

- они совершаются специальными субъектами (должностными лицами или лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, а также приравненными к ним лицами);

- их совершение возможно лишь благодаря занимаемому лицом служебному положению с использованием своих полномочий;

- причиняют вред развитию экономики нашей страны и нарушают права предпринимателей и отдельных граждан;

- нарушают нормальную деятельность органов власти и управления.

Изложенное позволяет сделать вывод, что указанным преступлениям присущи признаки и экономических, и должностных преступлений.


1 Криминология / Под ред. Дж.Ф. Шелли / Пер. с англ. СПб., 2003. С. 246.

2 Криминология. М., 1979. С. 254.

3 Курс советской криминологии. Предупреждение преступности. М., 1986. С. 129.

4 Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2003. С. 3.

5 Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 18.

6 Там же. С. 25.

7 Там же.

8 Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 2002. С. 9.

9 Эсипов В.М. Коррупция в России: состояние и проблемы // Материалы научно-практической конференции. М., 1996. С. 65.

10 Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.И. Долговой. М.: Инфра-Норма, 1997. С. 484.

11 Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. М., 2009. С. 491.

12 Курс уголовного права. Т. 5. Особенная часть. М., 2002. С. 72, 73.

13 Там же. С. 74.

5896473666078649.html
5896539785106232.html
5896674172459886.html
5896767877131333.html
5896908090641845.html