Глава четвёртая «Развитие правового регулирования отношений по обязательному социальному страхованию в современной России»

Глава четвёртая «Развитие правового регулирования отношений по обязательному социальному страхованию в современной России» посвящена концептуальным основам формирования законодательства о данном страховании как специальной отрасли, и обоснования концепции обязательного социально-страхового обеспечения, рассматриваемой в качестве подотрасли права социального обеспечения.

^ В первом параграфе этой главы кодификация законодательства об обязательном социальном страховании представлена как объективная потребность целостного юридического конструирования отраслевого правового массива норм, а также «связанного» закрепления всех видов обязательного социально-страхового обеспечения. Необходимость данной формы систематизации отраслевого законодательства обусловлена следующим: 1) отставание правотворчества в своевременном реагировании на потребности правоприменительной практики; 2) отсутствие системной синхронности в развитии элементов частей обязательного социального страхования и его юридического закрепления; 3) игнорирование в правотворчестве учёта институциональных свойств данного страхования (принципов солидарности, характера финансовых средств, самоуправляемости организации и др.); 4) установление видов обязательного социально-страхового обеспечения подзаконными правовыми актами; 5) исключение застрахованных лиц из управления данным страхованием; 6) игнорирование правил законотворческой техники и нарушение системной отраслевой связи юридических актов; 7) ускоренная подготовка новых законов, и порой дублирующих друг друга, негативно отражающаяся на их качественном состоянии и т.п. Эти обстоятельства привели к проявлению негативных тенденций в отраслевом законодательстве: оно характеризуется нестабильностью; отличается бессистемностью и отсутствием единой терминологии; не всегда видна внутриотраслевая и межотраслевая связь между нормами, регулирующими социально-страховые отношения; растёт число бланкетных норм, что ведёт к декларативности правового акта или его норм; источники финансирования и механизмы реализации обязательных социально-страховых прав граждан указываются не всегда; фрагментарность правовой регламентации отношений в принимаемых отраслевых актах и пр. Подобные деформации снижают эффективность правового регулирования, затрудняют правоприменительную деятельность в рассматриваемом страховании, порождают правовой нигилизм, недоверие к праву среди населения.

В этих условиях особую актуальность приобретает задача качественного совершенствования отраслевого законодательства в виде отраслевой кодификации, а также учёта смежных с ним правовых норм об обязательном социальном страховании.1 Это особенно актуально: в условиях такого сформировавшегося типа правопонимания, как усиленное законотворчество, понимаемое как синоним эффективности законодательства; отсутствия программ общей и отраслевой кодификации, единых принципов и методологических подходов к кодексу; не вполне ясных критериев выбора кодекса как одной из форм законов; юридически не определённого различия кодекса от Основ законодательства Российской Федерации как форм кодификации и т.д.

По мнению диссертанта, Основы законодательства могут быть восприняты законотворчеством для их использования в условиях выделения социального обеспечения в качестве предмета совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Что касается обязательного социального страхования, то исходя из его институциональной сущности, включая социально-страховую солидарность регионов и отраслей хозяйственного комплекса страны, его следует отнести к исключительной компетенции Российской Федерации.

В работе отмечается, что в юридической науке и в теории права до сих пор дискуссионной остаётся проблема «субординации» кодексов, а также их соотношения с другими законами. Фактически в практике отечественного законотворчества действует принцип приоритета кодекса над отраслевыми законами, тем самым он наделяется более высокой, по сравнению с обычными федеральными законами, юридической силой. Хотя в юридическом смысле общепринятого и легально закрепленного основания для такого подхода «выпячивания» кодекса нет. С формально-юридической позиции нормы кодекса не обладают приоритетом в иерархии правовых норм. По юридической силе, по процедуре принятия кодексы – это те же федеральные законы и, следовательно, подчиняются утвердившемуся в теории и практике правотворчества правилу о приоритете среди актов одинаковой юридической силы акта, который принят позднее.1

Кодексы оказывают особое воздействие на все правовые акты, правоприменение и по отношению к другим, обычным федеральным законам, занимают более высокую ступеньку в иерархии источников права. Поэтому представляется необходимым кодексы в иерархии источников права «поместить» между федеральными конституционными и федеральными законами. Для того чтобы подчеркнуть особую роль кодексов в отечественной правовой системе, представляется необходимым ввести особый, более сложный порядок их принятия, чем существующий при принятия федеральных законов, но в более простой процедуре, предусмотренный для принятия федеральных конституционных законов. Такое специальное юридическое закрепление порядка принятия кодексов позволит в будущем отраслевой кодифицированный акт в виде Основ законодательства о социальном обеспечении уберечь от необоснованных и непродуманных вторжений него со стороны правотворческих органов, а также исключить иные конъюнктурные влияния и воздействия на них.

При разработке Федерального закона об обязательном социальном страховании (ФЗ ОСС) целесообразно учитывать и существующие формы международного сотрудничества в сфере социального обеспечения, что обусловлено усилением экономической, политической взаимозависимости между странами, распространением в разных регионах мира определенных образцов и стандартов, ведением учёта законодательства и решением задач информационно-правового обмена между странами, общей тенденции к усилению влияния норм международного права на развитие национальных законодательств. Вступление России в Совет Европы (в соответствии с Резолюцией ПАСЕ от 25 января 1996 г.) вызывает необходимость приведения российского законодательства в соответствие с международными правовыми стандартами, признающими приоритет прав и свобод личности по отношению к другим ценностям цивилизованного общества.

В отечественной кодификации (в силу исторически сложившейся традиции и преемственности её конструирования) учитываются правовые принципы, нормативные обобщения, которые кладутся затем в основу построения того или иного блока законодательства. Кодификация даёт прочный фундамент, на котором держится вся правовая материя той или иной отрасли либо массива законодательства. Поэтому в основу предлагаемой концепции ФЗ ОСС диссертантом заложен подход к кодификации как форме совершенствования отраслевого законодательства, вбирающий в себя действующие по этим вопросам нормативные правовые акты и содержащий единые правовые принципы, определения, понятия, нормы и др.

Диссертант полагает, что обязательное социальное страхование по своему нынешнему состоянию как общественно-необходимый институт, и как отрасль законодательства о социальном обеспечении «готовы» к внутренней кодификации. Во-первых, накоплен достаточно обширный и относительно стабильный нормативный материал о данном страховании. Во-вторых, обязательное социальное страхование относительно достаточно структурировано как системное образование, имеющее «своё» законодательство (в зависимости от видов социальных страховых рисков и обеспечения застрахованных лиц). В-третьих, во всём обширном массиве правовых норм о социальном обеспечении законодательство о страховании выступает относительном самостоятельным блоком. В-четвёртых, назрела настоятельная потребность в последовательном упорядочении всей огромной массы норм социально-страхового законодательства. В-пятых, повседневная правоприменительная практика даёт сигнал о необходимости повышения степени кодификационности не только всего законодательства о социальном страховании в целом, но и отдельных его видов. Иначе правоприменители и граждане скоро перестанут ориентироваться в законодательном массиве, запутаются даже в хороших новых законах. Вне всякого сомнения, положительные стороны Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» должны быть учтены в ФЗ ОСС.

Исходным началом для теоретического обоснования концепции ФЗ ОСС и разработки его примерной структуры служит установленное Конституцией РФ право на социальное обеспечение как основное и естественное право человека. Право на социальное обеспечение человека рассматривается в неразрывной взаимосвязи с его правом на жизнь. Тем самым государство защищает человека от социальных рисков, которые присущи ему – человеку как биосоциальному существу в окружающем его мире; предоставлением материального обеспечении при наступлении соответствующих социальных рисков государство гарантирует ему реализацию права на жизнь. Учитывая естественную природу права на социальное обеспечение, законодательство о государственном социальном обеспечении необходимо привести законодательство в соответствие с Конституцией РФ, юридически закрепив дефиницию «каждый», что должно найти свое правовое оформление в Основах законодательства о социальном обеспечении. Для сферы обязательного социального страхования предлагается чётко разграничить понятия «права человека» и «права гражданина». Категория «гражданин», помимо принадлежности к государству, должна исходить из понятия социального страхового риска, определяющего сущность и особенности обязательного социального страхования. Обязательность страхования подчёркивает не только установление государством должного порядка отношений по данному страхованию, но социально-страховую форму материального обеспечения (при наступлении соответствующих социальных страховых случаев) прежде всего российских граждан. Иностранные граждане, лица без гражданства такому страхованию должны подлежать только при определённых условиях, специально оговорённых в законодательстве. В данном служебно-отраслевом контексте нормативно-закреплённая дефиниция «гражданин» позволяет отграничить отношения по обязательному социальному страхованию от отношений государственному социальному обеспечению (в узком смысле слова). Поэтому понятие социального страхового риска должно служить отправной точкой для определения круга субъектов видовых правоотношений по обязательному социальному страхованию. Необходимость включения в его структуру правовых норм, регламентирующих финансовые и организационно-управленческие отношения, обусловлена их объективной необходимостью и «обслуживающим» характером.

В представленной структуре ФЗ ОСС выделено несколько частей с соответствующими разделами. В первой части содержатся цели и задачи законодательства об обязательном социальном страховании; принципы правового регулирования; соотношение национальных и международных норм; общественные отношения, существующие в сфере обязательного социального страхования; понятийный аппарат и т.д. В этот раздел следует объединить в максимально возможной степени правовые нормы, регулирующие всю совокупность общественных отношений по социальному страхованию, как комплексного образования (системы); раскрыть содержание права на обязательное социальное страхование и права на обеспечение в порядке данного страхования как одного из основных прав трудящегося человека; чётко разграничить полномочия государства и органов Российской Федерации и фондов обязательного социального страхования как самоуправляемых субъектов по вопросам правового регулирования социального страхования;

Во второй части ФЗ ОСС предлагается закрепить финансовую основу страхования, чётко выделив участников одноимённых отношений; формулировать нормы о финансовой системе с указанием источников финансирования различных видов социального страхования; процедуру начисления и уплаты страховых взносов и пр. Главное, что должно предлагается определять в нормативном содержании данного раздела – отказ от ЕСН и восстановление социальных страховых взносов. В противном случае само существование обязательного социального страхования как формы защиты трудящихся от массовых социальных страховых рисков лишается смысла.

Часть третья ФЗ ОСС представляется его основным стержнем, определяющим его смысл и содержание. В нём предлагается скомпоновать всю совокупность норм обо всех видах обязательного социально-страхового обеспечения граждан и членов их семей, условиях его предоставления и пр.

Организация и управление обязательным социальным страхованием, как необходимые институциональные черты страхования, также предлагается представить нормами самостоятельного раздела в ФЗ ОСС.

Включение в ФЗ ОСС раздела «Ответственность в сфере обязательного социального страхования» продиктовано отсутствием в правотворческой и правоприменительной практике единого подхода к юридическому оформлению данного правового института в российском праве социального обеспечения в целом. Поэтому представляется необходимым дать юридическое оформление общего понятия ответственности и выделения всех её возможных видов в рассматриваемой сфере страхования: административной, гражданско-правовой, уголовно-правовой, конституционно-правовой. Необходимость введения в закон последнего вида ответственности обусловлено её отсутствием в отраслевых нормах относительно органов федеральной законодательной и исполнительной власти. По существу указанные ветви государственной власти не несут какой-либо ответственности за состояние дел в сфере социального страхования. В этот же раздел входят нормы, регулирующие споры в сфере обязательного социального страхования, которые в отдельных видах социально-страхового обеспечения отсутствуют как таковые (например, при обеспечении социально-страховыми пособиями в случаях временной нетрудоспособности, вызванной необходимость ухода за больным членом семьи).

Часть шестая ФЗ ОСС может содержать раздел XII. Заключительные положения. В отдельной главе «Срок введения в действие Федерального закона об обязательном социальном страховании» даются нормативные предписания, касающиеся: этапов введения в действие закона; перерасчётов отдельных видов социально-страхового обеспечения на день введения и после введения в действие закона; сохранения ранее установленных видов социально-страхового обеспечения и др.

Современное состояние правового регулирования отношений, существующих в сфере социального обеспечения, как отмечалось ранее, свидетельствует о необходимости выработки единых подходов как к содержанию, так и структуре внутриотраслевой кодификации в будущем. Кодификационные акты, сформированные по видам социального обеспечения, (о пенсиях, о пособиях, о социальных услугах и пр.) по своему построению должны соответствовать Основам законодательства о социальном обеспечении как отраслевому кодификационному акту.

^ Во втором параграфе четвёртой главы представлена концепция подотрасли обязательного социально-страхового обеспечения как направления в науке права социального обеспечения.

Суть предмета права социального обеспечения как самостоятельной правовой отрасли составляет социальная обеспечительность, которая, по мнению диссертанта, внешне выражается в нестраховой и страховой формах – денежных выплатах и натурального предоставления (социальных услуг). Социальная обеспечительность, осуществляемая в страховой форме, «окрашенная» институциональными характеристиками обязательного социального страхования, обладает некоторой юридически оформленной самостоятельностью. Это даёт возможность на современном этапе говорить о зарождении внутри отрасли права социального обеспечения относительно самостоятельного комплексного правового образования – подотрасли, именуемой обязательное социально-страховое обеспечение. Поэтому предмет и метод подотрасли не могут быть самостоятельными и независимыми от «материнской» отрасли права социального обеспечения.

Перманентные модернизации в экономике страны, непоследовательность государственной политики в социальной сфере, включая социальное обеспечение, зависимость системы обязательного социального страхования от внешних факторов (низкая заработная платы, в совокупности пока ещё высокие налоги, состояние рынка труда и демографического положения, а также состояние внутренних институциональных факторов основ её построения (отсутствие цели обязательного социального страхования и его концепции, юридическая «слабость» страхования из-за отсутствия кодификационного закона) не позволяют в настоящее время говорить о какой-либо возможности самостоятельности подотрасли обязательного социально-страхового обеспечения и независимости от права социального обеспечения.

В порядке правопреемства и производности от отраслевого предмета подотрасль обязательное социально-страховое обеспечение как дефиниция определяется в виде совокупности правовых норм, регулирующих обязательные социально-страховые обеспечительные отношения по поводу распределения фондов обязательного социального страхования посредством предоставления застрахованным лицам из числа трудящихся (а в отдельных случаях и членам их семей) уполномоченными органами–страховщиками (в лице фондов обязательного социального страхования) обязательного социально-страхового обеспечения в виде социально-страховых выплат (пенсий, пособий) и социально-страхового предоставления (социальных услуг) на условиях, нормах и порядке, установленных законодательством.

Метод «материнской» отрасли, сочетающий императивное и диспозитивное правовое регулирование, в силу объективно существующего страхового характера общественных отношений, предлагается использовать с учётом поощрительного и рекомендательного способов, способа согласования в качестве элементов правового регулирования данной подотрасли. Такое сочетание элементов метода в большей степени будет способствовать стабильности в организации обязательных социально-страховых обеспечительных отношений и предсказуемости происходящих в них процессов.

Выделенные диссертантом главные принципы обязательного социального страхования (личной ответственности, солидарной взаимопомощи, субсидиарности, взаимной ответственности сторон за исполнение нормативных обязательств) служат ориентиром для формирования принципов предлагаемой подотрасли. К таковым в числе основных относятся: социально-страховая всеобщность и обязательность; социально-страховая солидарность; личная ответственность застрахованных лиц; социально-страховые выплаты при уплате страховых взносов; социально-страховой трипартизм (трёхсторонность); социально-страховая гарантированность определённого уровня обязательного социально-страхового обеспечения; гарантии обеспечения прав застрахованных граждан на страховое обеспечение; социально-страховое самоуправления.

Функции подотрасли обязательного социально-страхового обеспечения, рассматриваемые в качестве направления правового воздействия на обязательные социально-страховые обеспечительные отношения, диссертантом представляются как специфическая форма реализации регулятивной и охранительной функций в сфере социально-страховой обеспечительной деятельности в стране. По характеру воздействия на обязательные социально-страховые обеспечительные отношения на передний план должна выступать, по мнению диссертанта, главная, определяющая смысл существования обязательного социально-страхового обеспечения, регулятивная функция. В сочетании с охранительной функцией она, с целью эффективного воздействия может получать своё воплощение в разновидностях: регулятивно-статической, регулятивно-динамической, регулятивно-охранительной, воспитательной функциях.

В диссертации выделены наиболее существенные признаки подотрасли обязательного социально-страхового обеспечения: общие системные признаки – функциональность (государственно-волевой характер, нормативность и свойство официально-властного регулятора отношений); юридические признаки, раскрывающие специфику, принципы и функции нормативно-правового воздействия подотрасли. Они, по мнению диссертанта, свидетельствуют об объективной необходимости в существовании данной подотрасли в рамках права социального обеспечения. Иные критерии (правовые источники, правовые отношения, юридическая ответственность, виды обязательного социально-страхового обеспечения как правовые институты) рассматриваются как производные от имеющихся праве социального обеспечения.

Основываясь на указанных методологических подходах, подотрасль обязательное социально-страховое обеспечение определяется как система установленных государством общеобязательных, формально определённых правовых норм обязательного социально-страхового характера, закрепляющих обязательное социально-страховое обеспечение застрахованных граждан (в отдельных случаях – членов их семей), регулирующих общественные отношения, связанные с защитой их прав, финансирование и организацию по его осуществлению.

В заключении подведены итоги исследования, обобщены теоретические выводов и представлены практические предложения. В приложении даётся проект структуры Федерального закона об обязательном социальном страховании, с принятием которого связывается возможность повышения эффективности правового регулирования отношений по обязательному социальному страхованию, установление единства терминологии и принципов правового регулирования, усиление гарантий права на обязательное социально-страховое обеспечение граждан и членов их семей.

Положения диссертации опубликованы в следующих работах:

^ Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и наук РФ


  1. Галаганов В.П., Корсаненкова Ю.Б. Семья с детьми как субъект социальных отношений по выплате государственных пособий в праве социального обеспечения // Право и государство: теория и практика. – 2007. – № 20. – 0,5 п.л. (вклад автора 0,25 п.л.).

  2. Галаганов В.П., Куприян С.В. О применении индивидуальными предпринимателями специальных налоговых режимов // Современное право. – 2003. – № 8. – 0,6 п.л. (вклад автора 0,4 п.л.).

  3. Галаганов В.П. Государственная социальная помощь в системе права социального обеспечения // Труд и социальные отношения. – 2003. – № 2 (22). – 0,9 п.л.

  4. Галаганов В.П. Принципы права социального обеспечения (происхождение и развитие) // Труд и социальные отношения. – 2002. – № 1 (17). – 1,1 п.л.

  5. Галаганов В.П. Конституция Российской Федерации и вопросы социального обеспечения граждан // Труд и социальные отношения. – 1998. – № 1. – 1,1 п.л.

  6. Галаганов В.П. Российское социальное обеспечения: проблемы и перспективы развития // Государство и право. – 1992. – № 12. – 0,7 п.л.

  7. Галаганов В.П. Действующим законодательством не предусмотрено // Социалистическая законность. – 1990. – № 1. – 0,5 п.л.

  8. Галаганов В.П. К разработке нового пенсионного закона // Советское государство и право. 1988. – № 7. – 1,0 п.л.


5874288316030350.html
5874352807082243.html
5874439345900777.html
5874509802012874.html
5874636716406015.html